Публикации:

Путина – проверяет человека на прочность…

Дата публикации: 29.10.2013 г.

«Чтобы управлять на Амуре лодкой, надо не только держать уверенно руль, но и смотреть вперёд…», – Михаил Парусына, директор рыбодобывающего и рыбоперерабатывающего предприятия СППССК «Гера».

Амур блаженствует. Начало июня. Природа в том расцвете, в той силе, красоте и могуществе жизни, что кажется, будто это вершина её триумфа – триумфа жизни. Обочины, склоны придорожья, овражки, берега, поляны и скверы, лужайки и дворы – всё усеяно золотыми коронами одуванчиков. Миллиарды маленьких цветущих солнышек глядят на пылающее и всему дарующее жизнь Солнце. Золотая пора в Амурске! Приветливые, красиво одетые люди, добрые улыбки, благоухающая пора.

Блистающая гладь огромного амурского затона вспыхивает и загорается в ранних лучах пробудившегося солнца. В изумительной тишине пробуждаются первые чайки. Из окрестных дворов пригорода доносится редкое побрёхивание проснувшихся собачек. Откуда-то издалека подают свои голоса вездесущие вороны, кажется с самого края земли. Но вот с другого края затона на этот вороний карк следует отзыв. Он летит над затоном протяжно и тяжело, воздух колеблется и вибрирует. И в такие мгновения кажется, что этот звук, этот зычный вороний карк, как снаряд, пробивающий воздух, не только летит, но ещё и машет крыльями.

Чудо… Каждое утро – это новое пробуждение жизни. Новое чудо быстробегущего бушующего её потока.

Два больших комфортабельных теплохода неподалёку друг от друга приткнулись к берегу. Это «Амурск» и «Ерофей» – таковы их имена сегодня. А ещё недавно они носили другие имена – «Ерофей Хабаров» и «Звезда Амура». Они отработали свой век на пассажирских линиях по Амуру и теперь продолжают служить амурским рыбакам кооператива «Куйбышев 2» и предприятию «Гера».

В прошлом году правление рыболовецкого предприятия «Куйбышев 2» приняло решение и выделило из своего состава отдельное предприятие «Гера». Новому предприятию был передан во владение и теплоход «Амурск». Возглавил новое предприятие Михаил Парусына, молодой специалист, опытный амурский рыбак. В прошлом году это была его первая самостоятельная путина. Когда отвечать надо было не только за себя, но и за целое предприятие. Отвечать и за людей, и за производственные дела, и ещё за многое и многое. Взять на себя такой груз и сразу потянуть его – не всякому по силам.

 

Ихтиолог – сын ихтиолога

– Родился я в Амурске, 29 мая 1984 года, – рассказывает Михаил. – Учился и рос здесь же. Учился в школе №1, это первая школа в Амурске, и учиться в ней для нас было не только престижно, но и ответственно: ты же ученик первой школы! После окончания школы у меня не было проблемы выбора профессии на всю жизнь. Папа, Александр Михайлович, всю жизнь рыбачил, а потом стал рыбинспектором. Я вырос на Амуре. С детских лет на рыбалке, на воде. Всю амурскую рыбу знаю. Я сразу поступил в Дальрыбвтуз на дневное обучение. Специальность себе выбрал ихтиолог-рыбовод. Наш заведующий кафедрой Василий Никитович Казаченко так много отдал сил, чтобы мы получили глубокие знания и стали настоящими специалистами – хорошо знали бы своё дело. Преподаватели Галина Георгиевна Калинина, а также Лев Николаевич Беседнов, профессор, один из талантливых и уважаемых ихтиологов не только на Дальнем Востоке и в стране, о его работах знали и зарубежные учёные. Он был специалистом высокого уровня в ихтиологии, имел основательные знания и опыт в рыбохозяйственной деятельности. Науку он не отрывал от практической деятельности человека, искал, находил самые лучшие модели и пути их рационального взаимодействия. Но вот сейчас, уже поработав на промысле разных видов рыб и занимаясь непосредственно рыбохозяйственной деятельностью, я понял и глубоко осознал, что наука и жизнь соотносятся, соприкасаются своими гранями, совершенно особо, порой даже непредсказуемо. Ведь когда наука хороша? Когда в человеке заложено в детстве что-то глубинное, святое, неотъемлемое от его существа. Тогда и наука делает своё истинное дело: она развивает и приумножает эти знания, расширяет опыт и кругозор, помогает человеку выйти на новый, более высокий, уровень знания и обретения опыта. В этом отношении мне во многом повезло. Самые необходимые, первичные знания я получил от отца ещё в самые ранние детские годы. Это были мои первые практические навыки. Вот это и была моя высшая школа: рыбалка, охота, приобщение к жизни. В 4 года я уже поймал на удочку свою первую рыбку. В основном мы с папой ездили на рыбалку в сторону посёлка Омми. Прекрасные места! Там раньше были два пионерских лагеря – «Жемчужина» и «Росинка». Много раз меня брал с собою отец на протоку Тусер. Там было охотничье хозяйство «Тусер», которым он руководил. Там было много уток и рыбы. Стаи уток – над головой! Птицы шлёпаются в воду прямо рядом. И я практически всегда был с ним на охоте на уток или на рыбалке. Это была его и моя жизнь – жизнь среди нашей могучей и неповторимой по красоте природы. Сотни проток и проточек. Охотничий или рыбацкий бивак. Костёр. Котелок над костром. Крякают и летают утки. Прошевеливается и шебаршит камыш. Вечером квакают лягушки. Ночью где-нибудь рядом орёт потревоженный дымом козёл… Лось придёт попить воды, белка застрекочет на дереве, изюбрь шарахнется со звериной тропы в чащу, почуяв человека… Как поставить палатку, как устроить скрадок, чтобы ты видел уток, а они тебя не обнаружили, – я всё это знаю и умею. Хотя охотиться я так и не привык и не полюбил, душа не выносит губить птицу. Вот рыбачить – совсем другое дело!.. А какое зрелище, когда увидишь утку с выводком! Утятки – такие мохнатенькие золотые комочки. Строем – за мамой. Чуть тревога – бегут по воде, ныряют, а выныривают – как поплавки, словно их выталкивают из воды, как пузырьки…

Медведя, ондатру, норку – многих зверей и зверьков я видел, когда отец работал на заповедном участке здесь, неподалёку, в часе езды примерно, вверх по Амуру. Рыбные коршуны сбиваются в большие стаи. А царственные орланы любят жить и охотиться в одиночестве. Орланы раньше улетали на зимовку в южные края. А вот уже многие годы зимуют здесь – рядом с Амурском. Да, считай, прямо в городе. Здесь у нас мощная ТЭЦ работает. От неё выходят тёплые стоки и довольно большая площадь амурской поверхности не замерзает даже в самые сильные морозы. Рыбаки рыбачат круглый год. И орланы остаются здесь на зимовку, находят себе прокорм. И остаются не просто какие-то хилые или больные птицы, а довольно сильные птицы. Приспособились. Живут. Выдерживают и стужу, и метель, и бурю… Как и люди… Рыбаки тут круглый год, и орланы тоже. Зимой птицы целыми днями на льду, на ночлег, возможно, улетают на окрестные деревья. Но с раннего утра они уже здесь, на рыбном промысле…

К этому затону, к лесоперерабатывающему комбинату мои дедушка и бабушка имеют самое непосредственное отношение. Сам Амурск они не строили, а вот лесоперерабатывающий комбинат строили. А потом всю жизнь здесь работали. Дед мой закончил здесь работу в должности главного механика мебельно-деревообрабатывающего комбината, бабушка была бухгалтером комбината. Теперь они уже давно на заслуженном отдыхе. Дача у них есть. Мы все помогаем им работать на даче: сажать, полоть и убирать картошку, где-то что-то подлатать на дачных строениях и участке. Там у нас всё растёт, всё с огорода своё: и картошка, и лук, огурцы, помидоры. Жимолость, малина, ежевика, ирга, вишня… У нас тут много всего из дикоросов в тайге: папоротник, грибы, черемша… Я редко ходил за ними в тайгу, а вот за кедровыми орехами! Это было моё любимое занятие. Ветром собьёт кедровые шишки, собираешь на земле. А если не сбило, то надо лезть на кедр и сбивать. А потом – шелушить. А вечером у костра щёлкать золотые орешки. А если шишку ещё подержать над костром, то она растопорщится, скорлупка у орешка совсем станет мягкая, ведь молодой да ещё и подогретый, да с запахом костерка!.. Это же мечта! У нас тут были раньше большие, как говорят, золотые кедровники. Сколько было крупного и мелкого зверя – всё живое находило приют и прокорм в кедровниках. Я-то чаще всего ходил за кедровыми орешками в тех местах, где работал папа: и в охотхозяйстве, где он был егерем, и в других местах. Теперь от тех знатных кедровников мало что осталось – лучшие леса выпилены, кедровники наши золотые подрублены под корень… Леса свели, лесообрабатывающий и целлюлозно-картонный комбинат закрыли. Теперь надо ждать, когда вырастут новые леса. Сто лет, век ждать придётся, не меньше.

Будучи ещё мальчиком, Миша часто ночевал с отцом на берегу Амура, на косах, на островах. Он умел развести костёр, стрелять из ружья папа ему доверил тоже рано, когда он учился в шестом или седьмом классе. В эту пору Миша уже умел управлять лодкой и автомобилем, знал лодочный и автомобильный моторы и помогал отцу всякий раз, когда приходилось делать ремонт лодки или автомобиля и уж, конечно, при всяких неожиданных поломках в пути. Это было большое стремление, мальчишеская жажда – научиться всё делать самому, всё быстрее познать, быстрее повзрослеть.

Ещё задолго до поступления в институт Миша уже знал Амур, многие его притоки и протоки, знал десятки видов рыб, где они обитают, чем кормятся, как их поймать. Это говорит о том, что ещё задолго до поступления в институт в нём пробудился ихтиолог. Юноша так много знал и умел. Ихтиолог в нём формировался и в силу жизненных обстоятельств, и в силу того, что эта область деятельности его привлекала всё более. Будущий специалист знал, где и как живут рыбы, где какую рыбу можно добыть, чем добыть и как это лучше сделать. Сколько раз они с отцом ночевали в тайге или на амурском берегу…

Вот так, сам того не ведая, в самые прекрасные годы своей жизни, годы детства и юности, Михаил Парусына стал рыбаком и немного охотником в природе, пользователем, заинтересованным оберегателем и даже сотворителем её богатств.

– Рулить меня отец начал учить ещё года в четыре, когда ещё сидел у него на коленях. Водить сам начал уже в шестом классе. Где-то подогнать машину. Перегнать с одного на другое место или загнать её в гараж – всё это я делал самостоятельно уже в шестом классе. А изучил я технику и мог уже самостоятельно найти и исправить элементарную поломку позже, когда я уже заканчивал учёбу в школе. Тогда я уже мог сам разобраться в поломке и устранить её.

Конечно, вся эта таёжная жизнь, охота и рыбалка, езда в любую погоду по тайге или на лодке в непогоду по Амуру… Конечно, всё это не обходилось без ушибов, встрясок и неудач. В эти годы я много, как говорят, шишек набил. И в лунку на Амуре по пояс проваливался в стужу, и с катера кувыркался ни один раз. Первый раз упал, когда моторист врубил мотор, а он стоял на газу. Лодка дёрнулась, как безумная, а меня – как Фома смахнул…

 

Лососёвая путина прошлого года – это моё главное испытание

– Это был мой первый год работы в качестве руководителя рыбопромыслового предприятия «Гера». Я, конечно, в общих чертах представлял и объём работы, и все сложности того дела, которое я взвалил на свои плечи… Но одно дело знать и представлять, и совершенно другое – делать. Тянуть огромный воз производства, забот – всего, что связано с надёжностью и профессионализмом коллектива, интенсивностью работы на путине и сотен больших и малых хлопот. В одиночку такой воз не вытянуть, будь ты олимпийским чемпионом. Везде нужны профессионалы, везде нужны высокого уровня специалисты и просто – надёжные люди.

Путина – это всё же работа в экстремальных условиях: промысел – на воде, переработка и жизнь коллектива – тоже на воде. И при лове, и при транспортировке всё это надо учитывать. Амур – река своеобразная, норов у него крутой, редко бывает спокойным, то волнуется, то штормит, ветер по долине Амура может поменять направление ни один раз. Тут нужны не просто меры предосторожности, тут нужен опыт, рыбацкий опыт амурского рыбака. Поэтому формированию промысловых бригад мы уделяем, пожалуй, самое большое внимание – всё зависит от рыбака: и улов, и успех, и соблюдение безопасности, всех норм и правил. Так заведено испокон в рыбацком деле, так оно остаётся и по сей день. А когда рыбка поймана и доставлена к базе – тут уже изволь её принять и переработать, да так, чтобы сокровище – осталось сокровищем.

Предложение выделить предприятие «Гера» в отдельную рыбохозяйственную единицу мне правлением кооператива «Куйбышев 2» было сделано заранее, за два года. Но я ещё не был в полной мере готов к самостоятельной работе. Мне понадобился год, чтобы взяться за это дело. Мне надо было основательно подготовиться, чтобы позднее не опростоволоситься и не отказаться. Этот год прошёл не напрасно. У теплохода «Амурск» заканчивается срок прохождения регистрового контроля. Оба теплохода, принадлежащие кооперативу, «Ерофей» и «Амурск», были поставлены на докование на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре. У «Амурска» заменили днище. И у меня появилась возможность подобрать рыбаков, расставить специалистов всех звеньев нашего обширного производства. Самому лично, вместе со специалистами выверить всё, до самого малого звена, на особо важных направлениях: производство, техника безопасности, санитарное состояние жилья, пищеблока, технологического оборудования… Когда я совершил всю эту предварительную подготовку, сам всё проверил, потрогал руками и увидел в действии, можно сказать, что я уже был готов впрячься в свою ответственную работу. Я особо подчёркиваю ответственность дела, за которое я брался. Ведь до этого мне в жизни никогда не приходилось отвечать за работу такого большого коллектива. И такого ответственного производства, как производство продуктов для людей.

Наше предприятие «Гера» имеет промысловый участок №24. Протяжённость участка – 12 км. Тонь здесь хорошая, чистая, здесь испокон рыбачили жители ближайших сёл. Конечно, мне пришлось учесть ошибки предыдущих лет на промысле, обратить особое внимание на самые проблемные участки. С квотами у нас проблем не было. Суммарно на горбушу и кету мы получили 680 тонн. Это довольно значительный для нас объём. Вполне посильный. Этот объём давал нал возможность работать стабильно, давать продукцию хорошего качества, работая без аврального напряжения.

В этом моём первом году во главе «Геры», мне, можно сказать, повезло. Ход горбуши и кеты был хороший, квоты мы освоили полностью. Я очень благодарен всем, кто работал в лососёвую путину 2012 года. У нас было две бригады. Лов вели 35 кунгасов. И ни один из экипажей нас не подвёл. Бригадирами на лове у нас были Алексей Савин и Максим Лукьянов. Они вложили очень много сил в рыбалку. Провести без происшествий всю рыбацкую путину – это достойно высокой оценки!.. Оба они из Амурска, мы с ними уже не первый год работаем, надёжные, опытные люди. На людях всё в коллективе и держится: и рыбалка, и переработка, и общий успех предприятия. Всё это увязано в крепкий производственный цикл: лов рыбы, подача с кунгаса в цех переработки, потрошение, заморозка. Для потребителей мы готовили лососёвую продукцию двух видов: тушка потрошёная с головой и без головы. Икра, естественно, идёт сразу в икорный цех на засолку. Всем производственным процессом у нас руководит Александр Георгиевич Викулов. Ольга Пухкалова – наш главный спец на засолке икры. Работает уже не первый год, качество икры – только отличное. Ольга Карпова, Надежда Лаптева – тоже икорные мастера, которые работают у нас тоже не первую путину. Деликатесный продукт выдают – икринка к икринке! Это тоже наши земляки, амурчане. Замечательные наши мастера, дисциплинированные работники. Это очень важно в икорном деле. Здесь пересолить или недосолить нельзя. Засолка икры – тонкая технология. Чистейшая! Ведь икру надо так сделать, чтобы они горела на солнце и искрилась – как драгоценный кристалл! Вот такие у нас наш доморощенные умелицы!

В общем процессе рыбацкого промысла большую роль играют орудия лова. Ремонт, замена, рабочее состояние орудий лова – важный аспект промысла. У каждого экипажа на каждом кунгасе – свои орудия лова. Рыбаки ловят рыбу, бригадир их отправляет каждый день на промысел. Рыбак ведёт лов, он видит, в каком у него состоянии сеть или невод, были зацепы или нет, появились где-то разрывы ячеи или сеть цела – всё рыбак видит, он заинтересован в том, чтобы орудия лова у него были в порядке. Не будет же он дырявой сетью цедить воду! Амур – большой. Всю воду не процедишь. Да и рыбак заинтересован, чтобы рыбка не ускользнула из сети. От этого заработок его зависит и успех бригады. Вот бригада, каждый экипаж и отвечают за рабочее состояние орудий лова. А в случае, если им требуется ремонт, то рыбаки сами чинят сети. Чинят в свободное от промысла время. Дырявую сеть тут же заменяют новой – время упускать нельзя, рыба ждать не будет, когда ты сеть починишь… В бригаде и в экипажах у нас всегда есть резервные сети, простоев из-за этого практически никогда не бывает. Да ни один рыбак этого и не допустит: он же пришёл к нам, чтобы рыбу ловить, а не простаивать без дела.

 

Главные звенья производства

Начальник производства у нас Викулов. Работает уже не первую путину, хорошо знает технику, хорошо разбирается во всех вопросах производства. Проблем с этим у нас нет, он сам грамотный специалист и в его заведовании подобрались опытные, знающие технику люди. У нас здесь смонтирована линия непрерывной переработки рыбы «Nikko». Японская техника с очень высокими производственными показателями. Эта техника очень надёжная в работе. И благодаря этому мы вполне справляемся с тем потоком сырца, который у нас идёт, начиная с перегрузки из кунгаса. Работа здесь посменная. В каждой смене по 15 человек. Бригадир на заморозке Николай Лупенко умело организовал работу. Рыбак из Циммермановки. Толковый работник, надёжный человек. Операторами на резке на машине работают девушки, работают, как правило, вдвоём, работа здесь интенсивная, справиться одному трудно на подаче рыбы. Наладчиком второй год работает Александр Рукавишников. Он комсомольчанин, имеет хороший опыт работы на подобной технике, поэтому всё наше оборудование работает безотказно. Всё работает на электронике, всё в автоматическом режиме.

Для этого, конечно, нужна постоянная подача электроэнергии. На борту «Амурска» стоит мощный энергоблок. Он состоит из трёх дизельгенераторов: 80, 140 и 250 кВт. Это позволяет нам соблюдать самый экономичный режим: при больших нагрузках включать в работу все три генератора, при малых – обходиться двумя или одним из них. Это очень удобно и позволяет нам экономить топливо. Энергоблок находится под полной ответственностью команды теплохода, которую возглавляет Алексей Лесовский: он шкипер, под его началом все системы жизнеобеспечения теплохода. Он работает не только с дизелями, но и как системный механик. С ним работает также системный механик Анатолий Алексеев, в прошлом году работал Сергей Кривицкий – из Амурска, наш земляк, Лисовский – из посёлка Солнечный, Алексеев – из Комсомольска-на-Амуре. Он будет работать у нас на путине дизелистом и системным механиком. Команда будет круглосуточно посменно нести вахту на теплоходе, следить за работой всех систем производства и жизнеобеспечения. Работать в таком вот ответственном и серьёзном режиме, как это и заведено на любом речном или морском судне. Это даёт возможность в какой-то степени поднять не только статус нашего теплохода и всей деятельности коллектива, но и поднимает престиж, дисциплину. И вообще повлияет на улучшение общего климата в коллективе.

 

Руководитель отвечает за всё…

В начале июня теплоход «Амурск» уже был готов к предъявлению на заключение санитарной и энергослужбам. Оставались лишь небольшие по объёму работы, которые вскоре будут завершены.

– Заключение санитарной службы для нас очень важно, – говорит Михаил Парусына. – Получить разрешение на готовность к работе – уж это для нас сейчас самое главное. Сколько затрачено труда… Замечания мелкие, возможно, будут, но мы всё подготовили, как положено…

Заботы и роль начальника лова руководитель «Геры» взял на себя.

– Всю путину я безвылазно нахожусь на базе. Все кунгасы, все рыбаки, весь ход путины – всё идёт на моих глазах. С лова, с труда рыбака начинается всё: и работа производства, и успех путины, и судьба предприятия. Мне нравится работать с людьми, своевременно им помогать, чтобы не было задержек на лове. Любую проблему решать быстро, проявлять расторопность в деле. И вместе с людьми радоваться успехам улова и за один сплав, и за суточный улов, и за всю путину. Хорошо провёл промысел рыбак, хорошо заработал – это и моя радость: успех предприятия складывается из успеха на лове экипажа каждого кунгаса. К тому же, когда руководитель ещё и является начальником лова, любую проблему он решит быстрее и лучше других. Это уже проверено.

Как и в каждом добром хозяйстве, у настоящего хозяина нет в работе мелочей. Всё делается с душой, делается надёжно, красиво. И в тоже время, чтобы это было полезно для людей. Когда здесь, в урочище Гера, организовали базу, возник вопрос: где брать хорошую чистую воду. Пошли искать по берегу родник. И вдруг – удача! Попробовали воду, взяли на анализ: то, что надо! Чуть-чуть углубили и расширили выход, сделали небольшое сооружение для установки насоса, пробросили шланг – около 300 метров… И теперь каждый рыбак здесь пьёт прохладную родниковую водичку из потаённых глубин земли, пьёт чай из родниковой воды. И всё его питание приготовлено именно на этой кристальной водичке. А ведь всем известно, что хорошая вода – это здоровая пища, и крепкое здоровье.

В первый год работы на береговой базе Гера были построены самые необходимые для рыбаков сооружения: общежитие, баня, столовая, пекарня… Все они работают, все действуют. Здесь же сооружена и зимняя стоянка для кунгасов. Естественно, что есть и береговой энергоблок. На зиму здесь остаются сторожа – истинные рыбаки и робинзоны.

В середине лета, уже ближе к путине, и рыбаки, и все работники базы Гера иногда наблюдают интересную картину. Сюда, с противоположного берега через Амур переплывает медведь.

– Медведь переплывает неподалёку от нас, – рассказывает Михаил Парусына. – Тут ширина Амура, пожалуй, с километр. Он выходит как раз между речек Гера и Татарка.

Наверное, косолапый, как и рыбаки, стремится сюда, чтобы основательно подготовиться к путине. Он же – заядлый рыбак! Кету и горбушу больше, чем человек, обожает. А на Татарке и Гере – нерестилища. Вот косолапый и стремится к ним – рыбки половить да поесть, жирком подзапастись на зиму, чтобы в стужу в берлоге зимовать было веселее. Да в последние годы у него, как и у людей, забот прибавилось: браконьеры опустошают нерестилища, не дают всласть пожировать косолапому. Вот он и идёт к нерестилищам пораньше: засидки сделать, чтобы во время путины браконьеров пугать да отваживать от таёжного безобразия. Да ведь и люди не должны забывать, кто испокон хозяин на Амуре и в амурской тайге. А если кто-то и подзабыл, то косолапый хозяин умеет напомнить…

 

Источник: газета «Рыбак Хабаровского края» №474 от 10 июля 2013 г.

Автор: Николай Кабушкин

Источник фото: АмурЭко

Автор фото: Мария Кабушкина

Просмотров: 1760