Публикации:

По Хехциру

Дата публикации: 04.03.2014 г.

Человека притягивают большие пространства: широкие степи, бескрайние океаны, бесконечно чередующиеся барханы пустынь. Но там он невольно ищет, за что бы зацепиться взгляду: рукотворный курган, стаю дельфинов, далекий берег, оазис или хотя бы мираж.

С другой стороны, кабинетный работник, отвлекаясь от бумаг и компьютера, с тоской смотрит на не меняющийся в окне пейзаж, а дачнику, лелеющему свои растения и любующемуся своими цветами, время от времени хочется посмотреть на противоположный берег Амура (если ему повезло, и Амур рядом) или на плавные отроги Хехцира.

Так что же нужно человеку, вечно любопытствующему и любознательному? Для комфортного внутреннего состояния ему нужно все - от микро до макромира.

Обитатели шестисоттысячного Хабаровска, устав от созерцания ближайших зданий и стопарей впереди стоящих в пробках машин, имеют возможность полюбоваться на широкий Амур и на хребет Хехцир. Чтобы увидеть первый, нужно приехать на набережную в центре или на берег в любом месте города, вытянувшегося вдоль реки на 30 км.

Хребет Хехцир виден почти отовсюду, со всех более-менее возвышенных мест - только бы не закрывали ближайшие здания: с верхних этажей домов, с мостов авторазвязок и просто с открытых мест. Это наш домашний хребет. Он не очень высокий. Отметка главной вершины 949 м. Длина хребта около 20 км. Весь покрыт разнообразным лесом.

 

«И десять лет, и двадцать лет...» хабаровчанин смотрит издалека на заманчиво голубеющие сопки, и ему когда-то обязательно захочется узнать их поближе. Что за деревья, кустарники и цветы там растут, какие там поют птицы и обитают животные. И любопытно взглянуть наоборот: сверху на город.

И вот в середине апреля небольшая группа, состоящая из туристов и просто любителей природы, выдвинулась в район горнолыжных трасс, чтобы на лыжах пройти по хребту Б.Хехцир от р.Левой до главной вершины. Хотелось сверху посмотреть на слияние Амурской протоки и Уссури, на то, что там понастроили китайцы, на окружающие отроги Хехцира, на мари и поля, на Хабаровск.

В городе снега уже не было, а здесь, в лесу, полно. Правда, температура держалась в р-не переходной от минуса к плюсу, и поэтому снег подлипал к лыжам, увеличивая нагрузку на подъемах. Левая речка в верховье уже проснулась, и местами вода показалась из-под снега. При выходе на хребет крутизна склонов заметно возросла. Но наша группа, устраняя по ходу неполадки в креплениях и погрешности в завязывании тормозил (как говорил Игорь Ольховский: «Преодолевая невероятные трудности...»), к середине дня выбралась на хребет. Собака Манька с густой длинной шерстью (для тепла - это плюс) и довольно короткими лапами (для глубокого снега - минус), двигаясь исключительно по пробитой лыжне, также успешно донесла свой маленький рюкзачок с печеньем и мандаринами.

 

Вновь апрель, я на лыжах иду по Хехциру,

Петь, творить и идти - этим жив человек.

Подо мною Хабаровск, полнеба, полмира -

Там дымит и грохочет машинный наш век.

 

Пошел густой, мокрый снег, и ни Хабаровска, ни полмира и даже ближайших отрогов мы не увидели. В такую погоду, не имея компаса или GPS-приемника, можно запросто уйти с главного хребта на один из отрогов. По-счастью, GPS был у Саши, и он уверенно корректировал направление нашего движения.

Наши новички: Катя и Маша, которые сначала испытывали некоторые трудности с тормозилами, вполне освоились и уверенно двигались в группе. Неожиданно пала духом Манька. Она легла на живот, поскуливала и не желала двигаться дальше. Уговоры не помогали. Разгрузили от мандаринов и печенья ее рюкзачок, который свешивался на обе стороны, и тогда она снова засеменила по лыжне.

 

Приближался вечер. Надо было выбирать место для ночевки. При выборе учитываются три главные вещи. Первое - это наличие сушины на дрова для печки, второе - безопасное и удобное место для палатки, и третье - подходящее место для костра. Прекрасные виды на ближайшую природу и дальние горизонты - тоже желательны.

Хорошо организованная ночевка для похода, особенно зимнего - это половина успеха. В многодневных походах при организации первого лагеря народ приспосабливается к возможным изменениям в общекомандном снаряжении: палатке, печке, варианту подвешивания котелков. Выявляются приоритеты и специализация, кто чем охотнее стал бы заниматься. Последующие ночевки обустраиваются заметно быстрее.

У нас ночевка была первая (да и последняя в этом двухдневном походе). Когда уже разобрались после начального сумбура - кто-то ставил палатку, кто-то налаживал костер, другие пилили сушину - неожиданно услышали поскуливания Маньки. Она не дошла до лагеря не больше ста метров и отказалась двигаться дальше. Напрасно Ваня звал ее. Манька продолжала жаловаться на судьбу, не сходя с места и требуя, чтобы хозяин подошел и посмотрел, в какие тяжелые условия он ее поставил.

Но ничего, пошел. А что делать: туристы иногда с детьми детсадовского возраста ходят - там еще больше возни.

Вот, наконец, палатка хорошо поставлена, разосланы туристические коврики, печка приятно излучает тепло, в углу сложены на ночь напиленные и наколотые дрова, на веревочках и булавках развешена мокрая одежда. Манька, у которой хозяин удалил с лап намерзший снег, блаженно свернулась в углу рядом с дровами. Дежурный заносит два котелка: чай и еще что-то. Неважно что, но после походного дня неизменно очень вкусное.

 

Когда после ужина вышел из палатки, то увидел, что снег прекратился, тучи поднялись выше, а сквозь нечастые деревья полыхал пожар - это светился огнями вечерний Хабаровск.

Утром светило солнце. На ветвях деревьев лежал пушистый снег. Природа радовала глаз. Позавтракали, собрались и с хорошим настроем дружно двинулись по хребту. Глубина снега порядка метра, но он слежался, стал плотным, и лыжи проваливаются только на глубину недавно выпавшего снега. А это 10-20 см. Поэтому первый в группе тропит, не снимая рюкзака. Время от времени лидер меняется.

Хребет Хехцир шириной 100-200 м, местами округлый, местами почти плоский. Деревья на нем растут иногда часто, иногда реже, образуя поляны. Поэтому дальние виды проглядывают отдельными фрагментами. А тут еще налетели низкие тучи и полностью закрыли занавес.

Идем то вверх, то вниз. Это из города хребет кажется очень плавным и пологим, а здесь иногда приходится упираться в довольно крутые и длинные подъемы.

 

Время идет, подъемы, спуски, вдали ничего не видно - когда же вершина? Пытаюсь запечатлеть героическое продвижение нашей группы. Ищу точку съемки и ракурс. Приходится то смещаться в сторону, то уходить вперед, то немного приотставать, то падать в снег...

На привале Ваня спрашивает: «Какой энергетический напиток ты принимаешь, чтобы по ходу успевать фотографировать?» «Только любовь, - отвечаю (женская половина команды любопытствующе настораживается), - любовь к лыжам!» (Расслабление той же половины следует с разочарованным вздохом).

Привалы делаем с легкими перекусами, благо термосы с чаем при нас (в двухдневном походе можно позволить себе эту роскошь).

Но, наконец, после продолжительного пологого подъема крутой взгорок высотой около 10 м. Это вершина. На короткое время облака приподнялись, показав нам излучину Уссури, и снова все скрылось в тумане. Фотографировать, кроме наших радостных лиц, практически нечего. Этим и занимаемся.

 

Пора спускаться. Исподволь в сознание всплывает одна, отравляющая жизнь мысль: впереди кордон, где нас могут задержать, арестовать, оштрафовать и проч.. Мы преступники? Что же мы натворили? Мы не охотились на животных, не рубили деревья, не собирали грибов и ягод и даже не мяли траву. Костер на снегу не может спровоцировать пожар. Да и где вы видели зимние лесные пожары? Просто мы пересекли границу заповедника. А нужен ли на Хехцире заповедник? Здесь, рядом с более чем полумиллионным городом? Запретили людям выход на природу, а они все равно пойдут. Так и хочется спеть с известной хрипотцой в голосе:

Катя, Катя! Маша, Саша!

И другие тоже наши...

Let my people go!

От чего страдает лес больше всего? От лесных пожаров. Вот и усильте, и устрожьте меры в пожароопасный период.

Да и маловато на Б.Хехцире территории для заповедника. Она не в состоянии обеспечить всю пирамиду пищевой цепочки, на вершине которой тигр. На моей памяти несколько раз ТОЗ-овка писала о том, что тигрица, поселившаяся здесь, была не в состоянии прокормить тигрят охотой на диких животных. Она выходила в Бычиху воровать собак, а тигрята, истощенные и полузамерзшие, выползали на дороги. Их подбирали водители и везли в зоосад. Но уже редко кто выживал...

 

Я против того, чтобы на Хехцире начались лесозаготовки. Ну, устройте здесь национальный парк. Пусть будут определены маршруты для туристов и места стоянок на ночлег. Возможно, будет взиматься какая-то плата за обустройство этих площадок...

Конечно, для изменения статуса территории Б.Хехцира потребуется много усилий, т.к. это зависит от Москвы, от московских чиновников, которым оно не принесет никакой прибыли. Зато, если надо, и ЛЭП по заповеднику проложат и объездную дорогу через главный лыжный стадион города Хабаровска, не считаясь ни с целесообразностью, ни с мнением местных жителей. Если им надо.

Но давайте о хорошем. Спуск по крутому склону в лесу на лыжах даже в тормозилах требует достаточной ловкости. Тем и интересен. Изрядно навалявшись в снегу, спускаемся без потерь. Даже Манька, громко протестуя против снежного плавания и жалуясь на собачью жизнь, но осознавая, что двигаемся ближе к дому, благополучно завершила спуск и выход на дорогу.

 

Чтобы нам не было так грустно без его снегов, Хехцир напоследок послал за нами тучку, которая подбелила снежком дорогу, по которой мы возвращались в Хабаровск.

 

P.S.

1.  В процессе похода природа и никто из туристов не пострадал.

2.  В пути животных не встречали. Только лесных леших, фотографии которых прилагаются.

3.  В целях безопасности все имена туристов и собаки изменены.

4.  И расслабьтесь, мы сходили не по Большому, а по Малому Хехциру.

5.  Надеемся,  что когда-нибудь сходим по Большому.

 

Источник: альманах «Грань-ДВ»

Источник фото: альманах «Грань-ДВ»

Просмотров: 1323