Публикации:

«Мы живём и работаем не только во имя сегодняшнего дня, но и будущего»

Дата публикации: 11.05.2016 г.

Сергею Михайловичу Рябченко, председателю комитета рыбного хозяйства края, 18 марта исполняется 60 лет. Этому событию в жизни руководителя рыбной отрасли края посвящается настоящий выпуск газеты «Рыбак Хабаровского края». Накануне юбилея Сергей Михайлович Рябченко дал обширное и многогранное интервью…

– Сергей Михайлович, что из себя представляет сегодня рыбная отрасль края?

– Рыбохозяйственный комплекс края играет важную роль в социально-экономическом развитии. Во-первых, решает вопросы продовольственной безопасности – это главное. Второе – он обеспечивает занятость населения в северных районах края и людей, живущих в Амурском бассейне. Деятельность по добыче и переработке водных биоресурсов у нас осуществляют более 140 предприятий различных форм собственности, на которых работает порядка 4400 человек – жители Хабаровского края. Мы иностранную рабочую силу в прошлом году не привлекали. У нас на балансе 70 единиц промысловых судов различных типов – это и рыбопромысловый флот, и транспортные рефрижераторные, и приёмо-перерабатывающие. Холодильные мощности сегодня у нас на 45 тыс. тонн общей вместимости, а стационарные морозильные мощности – на 8,3 тыс. тонн заморозки в сутки – столько рыбы можем заморозить ежесуточно на берегу.

Надо сказать, что по объёмам вылова Хабаровский край занимает 4 место в Дальневосточном федеральном округе. И, кстати, что является в данном случае важным, за последние 5 лет (5 лет назад мы проводили анализ ситуации в отрасли) доля края в вылове по ДФО выросла с 8% (2010 год) до 11,3% (2015 год). Таким образом, не только объёмы растут, ещё и доля края увеличивается. Кто-то, получается, снижает объёмы, а Хабаровский край их увеличивает более динамично, чем другие субъекты ДФО. В Российской Федерации Хабаровский край занимает пятое место – «перепрыгнули» Архангельскую область, стали пятыми за эти пять лет. И доля наша в РФ по объёмам вылова увеличилась с 5% (2010 г.) до 7% (2015 г.). То есть и здесь доля Хабаровского края по объёмам вылова растёт. Уже за первые два месяца этого года доля также имеет тенденцию к увеличению.

– Какие главные виды промысла? Каковы объёмы океанического и прибрежного рыболовства?

– В прибрежном рыболовстве, включая лососевые, у нас общий объём вылова порядка 80 тыс. тонн – это прибрежное рыболовство и рыболовство в реке Амур. Объёмы океанического промысла – 235 тыс. тонн. Общий объём – 315 тыс. тонн.

Главными видами промысла остаются минтай, сельдь, лососевые, потом идут треска, терпуг, палтус, крабы и крабоиды. Это из основных. Всего 25 морских и 20 речных видов.

– Как отрасль учитывает интересы коренных малочисленных народов?

– Ежегодно объёмы выделяемых ресурсов как лососевых, так и частиковых, а также морских биоресурсов, для коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края растут. В 2015 году принято распоряжение правительства Хабаровского края о том, что нормовая рыба для многодетных семей коренных малочисленных народов Севера увеличивается до 100 кг на человека при общей норме 50 кг на человека. Это уже плюс. Во-вторых, на этот год мы увеличили долю по пресноводным до 25% от общего объёма вылова (щука, сазан, карась и другие – те, что ловятся в бассейне реки Амур), ранее она не превышала и 20%. Сегодня коренные малочисленные народы Севера получают в пользование такие объекты, как краб, другие морские виды ВБР, т.е. для них не только увеличиваются объёмы, но и видовой состав.

– Вы всю жизнь проработали в рыбной отрасли – чем лично для вас она является? Это удача? Золотая рыбка судьбы? Расскажите об этом.

– А что об этом говорить? Как окончил институт в 1978 году, потом 1,5 года армии, и с 1980 года работаю в рыбной отрасли. Уже 36 лет. Вся моя жизнь связана с рыбной отраслью. Начинал с того, что пришёл в «Турниф» старшим мастером обработки – был такой СТРМ «Ракета». В Хабаровском крае я с 1984 года – был приглашён сюда начальником отдела в «Крайрыбакколхозсоюз» – тогда это была серьёзнейшая организация, которая объединяла 30 колхозов и межколхозных объединений. Объём вылова занимал 50% от общего вылова по Хабаровскому краю – это около 180 тыс. тонн, а край брал 360-370 тыс. тонн. У меня есть идея-фикс – покорить эту цифру. И если руководство края посчитает возможным продлить контракт со мной ещё на год, то, я думаю, уже в этом году мы сумеем осуществить задуманное.

За все те 10 лет, которые я возглавляю комитет рыбного хозяйства, а сначала он назывался – Главное управление, потом Управление рыбного хозяйства, с 2009 года – комитет, за все эти годы рыбная отрасль Хабаровского края ни разу не снизила объёмы вылова, объёмы производства и, по большому счету, налоговые платежи. Объёмы налоговых платежей связаны с изменением налогового законодательства. Когда был введён единый сельхозналог, льготная ставка сбора для предприятий малого и среднего бизнеса, градообразующих предприятий установлена 15%, т.е. колебания налоговых платежей связаны с изменением налогового законодательства. А так, все остальные целевые показатели отрасль ежегодно увеличивала. Если мы начинали в 2005 году со 138 тыс. тонн, то 2015 год закончили с 315 тыс. тонн вылова.

– Ваш прогноз на ближайшее будущее: каковы перспективы развития рыбной отрасли края?

– Перспективы у отрасли есть. Сейчас вступает в поколение сардина иваси, которая имеет определённую биологическую цикличность. Уже дают прогноз на 2016 год на 50 тыс. тонн. Сардина заходит в российскую экономическую зону, а объёмы её вылова могут доходить до 500 тыс. тонн. Правда, сардина частично практически вытесняет сайру, но, тем не менее, это перспективный объект промысла. В 1970-80-е годы мы её отлавливали и перерабатывали. Я помню этот период. Сейчас нужно переоборудовать флот, находить решения по переработке, потому что это очень нежная рыба. Простой заморозке она не подлежит. Её надо очень аккуратно заворачивать или в фольгу или в пергамент, иначе сардина прилипает к блок-форме, идут механические порывы, потом уже ни пресервы не сделать, ни посолить. Раньше, конечно, когда были плавбазы, сардину перерабатывали на пресервы, на продукцию бочкового посола. Сегодня это один из видов промысла, который может дать естественную добавку к общим объёмам.

Второе направление – если финансирование науки будет достаточным, то крупномасштабные научные исследования смогли бы добавить ещё от 800 тыс. и до 1 млн тонн различных видов водных биоресурсов, которые сегодня недоосваиваются, потому что нет масштабных научных исследований – не по всем районам, не по всем промысловым зонам. Значит, есть резерв малоосваиваемых объектов, это тоже даёт прибавку. Допустим, мы 19 видов перевели из перечня общего допустимого улова в неодуемые – вдвое увеличился их вылов. Здесь уже идёт заявительный принцип распределения этого ресурса: те, кто имеет флот и желание работать, дают заявку, выходят на промысел и занимаются этим видом. Например, перевели сайру в неодуемые, и тут же объёмы стали увеличиваться. По Приморской подзоне, севернее мыса Золотой – камбала, минтай, углохвостая креветка, терпуг, морская капуста; колючий краб, креветки в Северо-Охотоморской подзоне и так далее. Это один из методов, который повышает эффективность промысла и увеличивает объёмы вылова. Ведь что для отрасли важно? Мы же заботимся о продовольственной безопасности. Что под этим подразумевается? Это увеличение объёмов вылова и поставок на российский берег.

В принципе, это применимо к рыбной отрасли Хабаровского края, потому что у нас растут и объёмы, и доля поставок на российский рынок продукции, производимой из этих уловов. Если в 2010 году 38% мы поставляли на внутренний рынок и 62% – на экспорт, то в 2015 году поставки составили 51% и 49% соответственно. То есть, доля российского рынка превалирует в общем объёме поставок. Это правильно. Чем больше рыбы на российском рынке, тем мы ближе к выполнению программы продовольственной безопасности, когда порогом наполняемости внутреннего рынка является 80% собственно производимой продукции.

– Будет ли увеличиваться воспроизводство лососевых за счет строительства новых рыбоводных заводов?

– Я думаю, что по рыбоводным заводам перспектива только лишь за частным бизнесом, потому что в настоящее время те программы, в которых было записано создание рыбоводных заводов за счёт государственных средств – по линии «Амуррыбвода», – их не существует. Единственное, мы должны приложить все усилия, чтобы оставить в программе строительство Николаевского осетрового завода. Что касается лососевых заводов, то выделение программных средств на эти цели не предусматривается, учитывая состояние экономики Российской Федерации сегодня.

Вы знаете, что мы уже сформировали 25 рыбоводных участков и выставляем их на аукцион. Рыбоводные участки создаются для развития аквакультуры в Хабаровском крае, включая пастбищную аквакультуру и воспроизводство водных биоресурсов. Это воспроизводство такой продукции, как лососи, частиковые, марикультура – гребешок, морская капуста. У нас даже предпринята попытка выращивания трепанга – на предприятии «Акватика». Через год-два будет виден результат. Опыта по выращиванию трепанга ни теоретического, ни практического в Хабаровском крае до сих пор не было. Это что касается будущего. Увеличение вылова – это хорошо, но ресурсная база, хотя она и возобновляема, но истощаема. Я помню тот период, когда был введён мораторий на промысел охотской сельди из-за её перелова. Помню, как предприятия и колхозы Хабаровского края выставляли тысячи квадратных метров неводов для того, чтобы к естественному воспроизводству добавить искусственное. И в результате популяция возобновилась. Это очень важно, так как в основном для рыбной отрасли законе – ФЗ-166 «О рыболовстве» от  2004 года – прописано, что сохранение ресурсов превалирует над их использованием.

– Сергей Михайлович, как будет соотноситься жизнеспособность рыбной отрасли с добычей полезных ископаемых: газо-, нефтедобычей, золотодобычей, лесопользованием? Ведь экологическое состояние рек и морей напрямую связано с их жизнеспособностью. На каком месте окажется экология в недалёком будущем?

– Вопрос очень интересный. Но мы же не в состоянии сегодня запретить, к примеру, перевалку угля в Ванино, хотя это очень влияет на экологическую ситуацию в Ванинском районе… Я знаю, что на дно Ванинской бухты уже на сантиметровый слой, если не больше, осело угольной пыли. И теперь ни ползающая, ни зарывающаяся живность в бухте не живёт. Это один вид деятельности. Здесь главное найти баланс и паритеты. Таким образом, наша задача – сделать этот бизнес, допустим, перевалку угля, добычу нефти или газа, золота, лесопользование – таким видом природопользования, который бы минимально влиял на естественные популяции наших водных биологических ресурсов, которые находятся в Охотском море, в районе побережья Татарского пролива, т.е. замкнутым, закрытым.

Например, нефтяники постоянно ведут сейсморазведку в Охотском море, с нами обсуждают возможность и последствия сейсморазведовательных работ: чтобы это не влияло на подходы лососей, чтобы такие работы проводили раньше, чем идут лососевые на нерест в реку Амур или реки Охотского побережья. Тут надо находить баланс. Ведь то, что делают эти предприятия – важно для экономики. Но я всегда говорю, что кусок угля не укусишь, и кусок дерева не съешь. А питаться нужно каждый день и желательно рационально, калорийно. И в данном случае дикая рыба, рыбный белок – незаменимы. Вот почему сохранение морского биоразнообразия – очень важная задача. Я считаю, что проблема загрязнения окружающей среды должна получить широкомасштабное общественное обсуждение. Мы должны осознавать вред, который приносит тот или иной вид деятельности природным запасам, прежде всего, водным биоресурсам.

Недавно в открытом режиме, с участием СМИ, прошло обсуждение воздействия работы космодрома «Восточный» на природу Хабаровского края. На общественном совете в министерстве природных ресурсов Хабаровского края мы этот вопрос недавно поднимали. Это всё должно быть открытым и доступным для жителей Хабаровского края и сопредельных с нами регионов. Какой ущерб? Как его компенсировать? В этом направлении надо работать. Возможно, на компенсационные средства строить рыбоводные заводы или выращивать какие-то виды рыб или моллюсков.

Прогнозы мне трудно сегодня делать. Но я думаю, что 200-мильной экономической зоной нам не обойтись. Надо всё-таки выходить на уровень доперестроечного периода, когда российский флот (в то время советский) работал и в зоне африканских государств, и в Антарктиде, в зоне так называемого ставридного пояса, в Новой Зеландии, в районе Вьетнама – и так далее. Сейчас идёт хорошая разведка арктических вод. Там тоже находят скопления водных биоресурсов. Надо строить флот, который бы мог там работать – усиленного ледокольного класса. И за счёт этого расширять видовой состав, увеличивать объёмы вылова. Нельзя замыкаться, потому что там, где возникают пробелы в морском пространстве – эти вакансии тут же занимаются другими сопредельными государствами. Поэтому в открытой части мирового океана нам необходимо скорейшее присутствие. Вот почему сегодня особое внимание президент по итогам президиума госсовета придаёт обновлению промыслового флота за счёт его строительства на российских верфях. Дан посыл – строить. Мы этим сегодня занимаемся. Я недавно вернулся из командировки в Москву, где мы с группой представителей Хабаровского судостроительного завода, представителями нашего краевого Минпромтранса побывали во всех федеральных ведомствах – и в Минпромторге, и в объединённой судостроительной корпорации, и в Росрыболовстве, и в лизинговых компаниях, чтобы всё-таки увидеть, какие сегодня механизмы применяются для того, чтобы строительство флота началось. Но, к сожалению, окончательно проблема ещё не решена, механизм только разрабатывается. Программа финансового лизинга пока ещё тоже не продумана. Эти планы, по нашему мнению, должны осуществляться как за счет финансовых средств бизнеса, так и государственных. Поэтому все эти вопросы мы поднимем.

31 марта в Хабаровском крае состоится совет по морской деятельности под руководством губернатора края, где эти вопросы будут рассмотрены. Должны провести совещание с 20 по 25 марта на базе Хабаровского судостроительного завода, который имеет опыт строительства среднетоннажного рыбопромыслового флота. Это один из дальневосточных заводов, который действительно этот опыт имеет – не судоремонтный, а судостроительный. Нерешённых вопросов сегодня в рамках всех поручений ещё много. Много у нас и работы.

– Сергей Михайлович, желаем Вам и в дальнейшем успешной работы – во благо нашего края и России. Всего доброго и прекрасного – в жизни, труде и судьбе. С юбилеем Вас!

Интересно: Газета «Рыбак Хабаровского края» выходит в свет с 1996 года. Это единственная в крае газета, которая рассказывает о жизни, заботах и проблемах рыбаков и рыбной отрасли – столь значительной в экономике края. Большое внимание на страницах газеты уделяется экологической проблематике территории Дальнего Востока, охране, защите и приумножению водно-биологических  ресурсов Дальнего Востока. Особое внимание – экологическому состоянию и жизнеспособности Амура. Промысловому состоянию его, его рек и водоемов, и Природы в целом. Главным редактором является Николай Тихонович Кабушкин. Телефон редакции: +7 (4212) 607-500.

 

Источник: газета «Рыбак Хабаровского края», №480 от 18 марта 2016 г.

Текст: беседовала Мария Кабушкина.

Сергей Рябченко, председатель комитета рыбного хозяйства

министерства природных ресурсов Хабаровского края

Источник фото: АмурЭко

Автор фото: Мария Кабушкина

 

Просмотров: 426