Интервью. Светлана Сутырина: жизнь в тигрином мире.

Дата публикации: 05.08.2016 г.

Заместитель директора по научной работе Сихотэ-Алинского заповедника Светлана Сутырина в этом году встречается со студентами отряда «Тигр» чуть чаще, чем это бывало в прошлые годы. Причиной тому стало присутствие полосатых хозяев леса неподалеку от кордона Благодатное. О том, кто почтил своим присутствием студентов, какие ученые нужны заповеднику и каково это – смотреть дикому хищнику прямо в глаза, она рассказывает в своем интервью.

– Чьи следы обнаружили студенты возле кордона Благодатное?

– Сообщение о том, что рядом с кордоном студенты увидели тигриные следы, поступило утром. Сначала я очень скептически к этому отнеслась: часто бывают случаи, когда люди сообщают о тигриных следах, а когда приезжаешь на место, оказывается, что это в лучшем случае медведь, а в худшем – несколько оленей прошло и следы наложились друг на друга. Приехав на место, я с удивлением обнаружила, что это действительно тигр, который проходил буквально в десяти метрах от кордона. Понятно было, что тигр шёл от берега моря к лагерю, затем вышел на поляну, постоял, понял, что здесь люди, развернулся и ушёл в сторону ключа Сухого. Я вышла на берег, увидела следы двух тигров, измерила их. Оказалось, что это самец и самка. В тот же день мы проверили фотоловушку недалеко от Благодатного и увидели, что здесь прошла тигрица – безымянная дочка Анны Савельевны. Самцом был её пока безымянный брат. Вообще мы не ожидали, что самец останется на территории заповедника – обычно самцы уходят далеко от материнского участка. Этот тигр решил задержаться на какое-то время в верховьях реки Серебрянка, а сейчас пришёл в гости к своей сестре. Родились они летом 2014 года, как раз тогда, когда на кордоне проживал первый студенческий отряд «Тигр».

– Не опасно ли такое соседство для студентов?

– Тигров всего двое, а студентов двадцать, так что численное преимущество на их стороне. Но даже когда тигры подошли к кордону, они оценили ситуацию и ушли. Это абсолютно нормальное поведение для хищников в этом районе, потому что на кордоне периодически бывают люди, и тигры это прекрасно знают. Кордон – часть их территории, они приходят сюда с проверкой. Не думаю, что они представляют угрозу. Тем не менее, студенты были проинструктированы (в первый день и после обнаружения следов), как им действовать при встрече с хищниками.

– Как поживают тигры? Как меняется динамика популяции в последние годы и конкретно сейчас – возрастает или убывает? 

– Я бы сказала, что она более-менее держится на одном уровне, но с некоторой тенденцией к увеличению. Допустим, в один год у нас 23 тигра, в следующий 19. Это связано либо с тем, что молодые тигры расселяются, либо с тем, что в учёт попадают проходящие особи. Сейчас по данным зимнего учета на территории заповедника около 22-23 тигров. Что меня особенно радует, так это увеличение количества выводков в последние годы. Если ещё пять лет назад было и такое, что мы не регистрировали ни одного тигрёнка, то сейчас на нашей территории минимум четыре выводка.

– Происходит ли сотрудничество с ближним соседом – Китаем, в деле сохранения амурского тигра?

– Сихотэ-Алинский заповедник территориально далеко от Китая и, в отличие от приграничных ООПТ, у нас нет особенно интенсивных работ в этом направлении. Иногда мы даём советы Российским приграничным ООПТ, когда коллеги к нам обращаются. Периодически встречаемся с коллегами из Китая, делимся опытом в проведении зимних учётов, фотоучетов. Сейчас численность тигра на приграничных территориях в Китае увеличивается. Это означает, что происходит расселение тигра по его историческому ареалу. 

– Нужны ли сейчас заповеднику молодые ученые? Какие условия работы ждут сейчас молодого специалиста в Сихотэ-Алинском заповеднике?

– Молодые учёные конечно нужны и сейчас в научном отделе заповедника возникает проблема: здесь работают замечательные люди, удивительные ученые, однако они уже не молоды. И, хоть у них ещё очень много энергии, хотелось бы чтобы, пока работают эти опытные люди, приходили молодые сотрудники, которые могли бы за несколько лет перенять их знания. К сожалению, очень сложно привлечь молодых специалистов в заповедник, который находится так далеко от районного центра. И сейчас у нас нет программы по строительству жилья, приезжие сотрудники вынуждены снимать его в Тернее. Мы, конечно, стараемся компенсировать эти расходы, но сейчас мы работаем в направлении приобретения служебных квартир, чтобы их можно было предоставлять сотрудникам. Также совместно с АНО Центр «Амурский Тигр» мы прорабатываем возможность поддержки молодых специалистов стипендиями. Я надеюсь, что это приведёт к появлению у нас молодых сотрудников, потому что их очень не хватает.

– Принимали ли вы лично за последний год участие в каких-либо крупных международных конгрессах, сборах, симпозиумах, на которых обсуждались вопросы сохранения и учета тигра? Какие тенденции или новые данные вы отметили для себя на этих мероприятиях?

– Большая встреча тигроведов и всех, кто близок к этой теме, состоялась во Владивостоке в конце 2015 года. Это была международная научно-практическая конференция «Амурский тигр: состояние популяции, проблемы и перспективы охраны». В первую очередь, озвучивались результаты единовременного учета амурского тигра. Были и специалисты из Хабаровского края, из Китая. Интересно было слушать доклады абсолютно разных направлений, начиная от мониторинговых работ и заканчивая болезнями диких животных, доклады по животным, которые связаны с тигром. В завершении этой конференции все участники вносили свои предложения по изменениям в «Стратегию сохранения тигра в Российской Федерации». Это правильно, когда после таких масштабных работ как единовременных учёт тигра, вносятся какие-то коррективы в программы.

– Что интересного произошло в вашей жизни как специалиста за прошедший год? 

– Я сейчас не так много занимаюсь непосредственно научной работой, так как больше её координирую. Но для меня было интересно то, что мы с Обществом сохранения диких животных организовали несколько тренингов и семинаров на базе Сихотэ-Алинского заповедника по написанию научных статей и гранатовых заявок, а также по использованию фотоловушек. Мы делали рассылку по всем ООПТ России и к нам приехали сотрудники не только из Дальневосточных ООПТ, но и из Сибири, Зауралья. Было интересно узнавать про другие охраняемые территории и опыт их специалистов. 

– Были ли у вас лично за последний год встречи с тигром и как это было?

– Встреча с тигром произошла буквально совсем недавно – пару недель назад. Наверное, это одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. Все случилось на дороге. Мы с мужем возвращались с прогулки с собаками, и я заметила, что по дороге идёт какое-то животное прямо на нас. Казалось, что это просто большая собака. Потом зверь повернулся боком и ушёл с дороги. Я увидела изогнутый тигриный хвост. Сначала мы остановились и стали просматривать видеорегистратор. Ничего не смогли рассмотреть, поехали дальше и, проехав буквально метров 20, увидели тигра в кустах. Он лежал абсолютно спокойно, смотрел на нас и ждал, когда мы проедем и дадим ему возможность перейти дорогу. Это было просто удивительно. И у меня как назло с собой не было фотоаппарата, у мужа тоже. Это был тот редкий случай, когда был только телефон. Пришлось снимать на него. Больше тигра интересовали собаки, он смотрел на них. Периодически мимо проезжали машины, он заинтересовано провожал их взглядом, пару раз смотрел прямо на меня... Непередаваемые ощущения, когда эти желтые глаза смотрят на тебя абсолютно спокойно. Хотелось и дальше стоять, смотреть на него, но все-таки мы уехали, чтобы дать ему возможность уйти. Сначала невозможно в это поверить, что вот он лежит в десятке метров от тебя и он – дикий. Это не зоопарк, не сафари. Если честно, я пару раз ловила себя на мысли о том, что было большое желание выйти из машины, подойти к нему и погладить. Жизнь вблизи дороги неотъемлема для тигров в заповеднике, так как дорога Пластун-Терней проходит через один из самых оживленных тигриных участков. Надеюсь, что жизнь этого красавца будет долгой и счастливой.

– Появилось ли желание реализовать какую-либо идею, связанную с сохранением тигра? Что для этого нужно, кроме поддержки заповедника? 

– Это не совсем идея, а нужды заповедника. Найти молодых специалистов, которые захотели бы связать свою жизнь с заповедником и работой с тигром. Потому что, глядя на тех, кто сегодня занимается изучением тигра, с сожалением стоит признать, что они уже в возрасте. На мой взгляд, в изучении тигра больше всего перспектив у тех людей, которые уже работают в заповедных системах, так как они непосредственно живут рядом с полосатым хищником, в отличие от тех, кто работает в институтах. Когда ты живешь рядом, когда выезжаешь на прогулку с собаками встречаешь тигра или можешь приехать по первому вызову и увидеть свежие тигриные следы – это и есть настоящая жизнь в тигрином мире.

 

Источник: АНО Центр «Амурский Тигр» 

Источник фото: АНО Центр «Амурский Тигр» 

Просмотров: 456