Утёсы Нижнего Амура

Об авторе
Махинов Алексей Николаевич
Доктор географических наук, заместитель директора института водных и экологических проблем ДВО РАН (ИВЭП ДВО РАН) по научной работе

Махинов Алексей Николаевич – доктор географических наук, заместитель директора по научной работе Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук. Лауреат  премии имени академика И.П. Дружинина, присуждаемой ученым Дальневосточного отделения Российской академии наук за научные работы в области географии и геоэкологии (2010  год).

В нижнем течении Амура настоящим украшением реки являются высокие скалистые берега, местами выступающие из-за своей прочности далеко в русло, образуя разные по высоте и форме утесы. Каждый из них по-своему красив и неповторим. При плавании по реке они еще издалека притягивают к себе взгляд, обещая удивительную встречу с этими созданными природой шедеврами. Почти все утесы расположены на правом берегу реки, словно подтверждая известное в географии правило смещения речных русел в северном полушарии в эту сторону.

Утесы Амура были свидетелями не только многих природных катаклизмов, но и перемещений народов, мужества и трагедий людей, открывавших и осваивавших земли Приамурья. Среди этих утесов особо выделяются Малмыжский, Аури и Тырский, высокие скалистые выступы которых созданы много тысячелетий назад в самых живописных местах долины Амура. Другие утесы менее высоки, но также выразительны и своеобразны. Кроме того на берегах реки имеется большое количество невысоких скалистых выступов различных форм, размеров и окрасок.

Несмотря на устойчивость слагающих пород, обусловливающих неизменный облик скал в течение столетий, каменистые выступы выглядят неодинаково при различных погодных условиях, а также в разные сезоны года и время суток. Особенно необычные очертания они принимают, когда плотный утренний туман постепенно расходится, снимая свое плотное покрывало с реки. Постоянно изменяющиеся и принимающие фантастический облик картины никогда уже не повторяются и существуют иногда всего лишь несколько мгновений.

Кажется, что удивительные памятники природы на берегах Амура существовали всегда в том виде, в котором мы застали их сейчас. Однако эти безмолвные береговые исполины на протяжении своей длительной истории изменялись, хотя несравненно медленнее, чем растительный и животный мир в их окрестностях. В каждой их неровности запечатлелись события и далекого прошлого и современных преобразований.

 

Утес Холяльки

В центре Хабаровска на берегу Амура в русло реки выступает невысокий скалистый утес, похожий на морской мыс. Немало разнообразных сил и времени потребовалось природе, прежде чем она создала на берегу Амура этот утес. Всего пятнадцать тысяч лет назад обширные территории суши в северном полушарии были покрыты льдом, а тундра проникала далеко на юг. В окрестностях Хабаровска преобладали лиственничные редколесья и сухие холодные степи, и лишь по возвышенным местам росла ель. Вблизи берегов больших мелководных озер бродили стада мамонтов, которые были не редкостью в этих краях, о чем свидетельствуют находки их скелетов в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре.

В это время многих невысоких утесов и скалистых обрывов на берегу Амура не существовало. Во-первых, русло реки находилось на 10-12 метров выше современного положения и значительная часть утесов была погребена под толщей песчано-глинистых наносов. Во-вторых, само русло находилось в стороне от его современного положения и имело другие берега.

Затем река углубилась, размывая и вынося в море отложенные ранее наносы. Смещаясь в сторону, она откопала в рыхлой толще коренные породы. Они-то и преградили путь мощному потоку. Однако река не останавливалась. Переносимыми песчинками она за тысячи лет, словно наждаком истирала скалистые выступы, била их огромными льдинами во время весеннего ледохода. Колебание температур и замерзание воды в трещинах также разрушали твердые горные породы. Обломки камней скатывались к подножию уступа, где вода медленно превращала их в песок и глину, а затем уносила водным потоком.

Как ни сопротивлялись прочные породы гигантской силе реки, пришлось им понемногу отступить перед ее настойчивостью. И на протяжении многих километров вдоль реки образовались крутые скалистые уступы. Местами, где породы оказались покрепче, возникли живописные утесы. Нависающие и выступающие части скал на них разделены трещинами, промоинами и углублениями поверхности и кажутся причудливой скульптурой, создать которую способна лишь природа. Именно так 8-10 тысяч лет назад и возник живописный утес на берегу Амура, известный теперь всем жителям города.

Он привлекал к себе внимание многих путешественников и естествоиспытателей. Мы не знаем, останавливались ли на ночевку у его подножия участники походов Василия Пояркова и Ерофея Хабарова. Но они, несомненно, любовались этим возвышенным берегом, где, возможно, могли видеть местных жителей. Ведь эти места были густо заселены еще с каменного века.

Известный российский путешественник Ричард Маак не только провел около утеса несколько дней, но и оставил прекрасное описание этого живописного места за несколько лет до того, как появились первые домики военного поста Хабаровка. Каждая строка его дневника полна восхищения.

Вечером 18 июля 1855 года после трудного пути последних дней путешественники остановились у подножия скалистого выступа Кхалфа (там, где современная улица Серышева подходит к Амуру). Дожди кончились, и можно было насладиться прекрасной погодой, привести в порядок и просушить снаряжение и коллекции. «... В окрестности все было чудно и спокойно и в дали от нас мерцали огоньки, разложенные рыбаками, и отражались в воде, как бы застывшей в берегах, тонувших в таинственном полусвете» – отмечает Ричард Маак в своих записях.

На следующий день он пошел по берегу к выступу, так далеко вдающемуся в воду, что обойти его можно было, лишь вскарабкавшись наверх. Местные жители называли этот утес Холяльки. У его подножия на берегу и в воде кипела жизнь, поразившая естествоиспытателя: «... огромные калуги безпрестанно выскакивали из воды и снова скрывались, взмахнувши своим широким хвостом; у наших ног между каменьями, плавали осетры и множество различной рыбы играло на солнце, безпрестанно всплескивая воду и оставляя на поверхности реки быстро расходившиеся круги. ...попадались цапли, выглядывавшия змей, которых водилось здесь очень много...»

На соседнем выступе Кхалфа, расположенном несколько выше по течению, его поразили ярко зеленые кусты кустарника караганы, которые встречались только в далеком от этих мест Забайкалье. Не менее интересен был, вероятно, зеленый мир утеса Холяльки. Однако роскошная и пышная растительность на его крутых склонах, которой восхищался Р. Маак, до наших дней не сохранилась.

Обычно печальная судьба постигает природные достопримечательности на территориях крупных городов. Уже на первых этапах жизни населенного пункта исчезают дикие животные, сильно изменяются растительность и почва. Затем нивелируется рельеф – овраги и естественные углубления засыпаются, а возвышенные участки срезаются.

Вот и знаменитый Амурский утес в центре Хабаровска тоже «подправили» – подножие одели в изящную облицовку, залечили цементом разрушающиеся склоны и засеяли травами крутые скаты. И хотя облагороженный вид утеса сильно отличается от первозданного, он по прежнему привлекает к себе внимание. Все же сохранился в нем какой-то скрытый вызов водному потоку, в течение тысячелетий яростно бурлившему у его основания.

И если естественный скалистый выступ сохранить не удалось (да в этом нет особой необходимости), то восстановить разнообразную типично дальневосточную растительность с редкими видами деревьев и кустарников, перевитых лианами винограда, лимонника и актинидии вполне возможно.

 

Красный утес

Амур ниже Хабаровска разделяется на множество широких водных потоков, разделенных различными по размерам островами. Трудно разобраться в этом водном лабиринте, потому что острова и протоки похожи друг на друга как две капли воды. Повсюду за прибрежной стеной ивняков просматриваются ярко-зеленые луга с высокими травами да покрытые настоящим лесом протяженные гряды – релки. Изредка они подходят к самому берегу и тогда в высоком обрыве можно видеть их строение с характерными наклонными слоями, состоящими из мелкого желтоватого песка. Только в 80 километрах от города на правом берегу еще издалека виднеется небольшой скалистый выступ красного цвета, известный под названием мыс Гася.

Этот каменистый уступ на берегу Амура сложен очень прочными магматическими породами – базальтами, которые под действием процессов выветривания разрушаются на крупные угловатые глыбы. У его основания и ниже по течению обвалившиеся обломки пород образуют хаотические нагромождения. Во время ледохода крупные льдины выползают на берег и передвигают камни, растаскивая их вдоль реки. На таких участках возникает своеобразный ландшафт, обращающий на себя внимание неупорядоченностью, какой-то скрытой энергией и необъяснимой притягательностью.

Главное русло Амура, свободно и плавно извивающееся в широкой пойме, направляется прямо к этому невысокому уступу, за которым далеко к горизонту протягиваются обширные гряды с пологими склонами низкого плато. Оно будто притягивает к себе водный поток какой-то неведомой силой, скрытой в земных недрах. И действительно, это плато возникло несколько миллионов лет назад в результате излияния на земную поверхность жидкой базальтовой лавы. Она поднялась по трещинам и заполнила понижения, сгладив предшествовавший рельеф. Затем Амур разрушил своим течением часть плато, образовав скалистые обрывистые берега. Словно потеряв все свои силы в борьбе, река не может оторваться от этих возвышенных гряд и поэтому на значительном протяжении продолжает свой путь вдоль края плато.

Мыс Гася – единственный на Амуре, имеющий красный цвет своей поверхности. Такую окраску уступ приобрел вследствие большого количества железистых соединений, образующихся в процессе выветривания базальтов. Во время дождей они вымываются из почвы и в виде натеков различных оттенков красного и коричневого тонов покрывают темно-серую поверхность камней. Издали утес в верхней части кажется ярко красным и к основанию уступа постепенно приобретает все более темные оттенки.

Сразу за мысом берег несколько изгибается в сторону суши, где за густыми зарослями ивняков притаилось небольшое озеро, не видимое с реки. На самом мысу и на прилегающей к нему поверхности раскинулась настоящая уссурийская тайга. Несмотря на многочисленные рубки и пожары, и сейчас этот лес поражает разнообразием растительности. Здесь местами сохранились могучие дубы, липы и клены. На опушках то тут, то там широко раскинул свои ветви с большими листьями маньчжурский орех. В подлеске нередко встречаются барбарис, лимонник, виноград, аралия, элеутерококк и другие таежные диковины Приамурья.

У подножья утеса при любых уровнях воды даже в тихую погоду постоянно шумит вода, поднимаясь волнами над затопленными крупными камнями. За ними время от времени появляются водные вихри, быстро уносимые течением вниз по реке.

Интересно, что за утесом из-за изгиба берега вдоль самой его кромки движение воды направлено в обратную сторону – вверх по реке. Даже без весел лодку понесет медленным течением и словно магнитом притянет к самому утесу.

Сочетание столь многих необычных явлений природы в одном месте, несомненно, привлекало сюда древних обитателей Амура. Разные племена жили здесь в безопасности и достатке. Поэтому у людей оставалось время на создание каменной картинной галереи под открытым небом. Они выражали свое отношение к жизни и природе разнообразными рисунками на камнях, называемых петроглифами. Эти рисунки изучались многими исследователями и помогли раскрыть духовный мир древних обитателей Амура. Но не все загадки петроглифов разгаданы и дальнейшее изучение их, несомненно, принесет новые открытия.

 

Сарапульский утес

Перед селом Сарапульское правый рукав реки Амур делает крутую излучину. На протяжении около пяти километров вода размывает высокий обрывистый берег, сложенный светлыми, почти белыми глинами. Во многих местах уступ лишен растительности и освещенные солнцем белые поверхности обрывов со стороны реки кажутся огромным карьером, вырытым людьми для каких-то целей при помощи сотен мощных экскаваторов. Лишь гигантскими усилиями можно создать такую грандиозную форму рельефа. Но люди здесь совершенно ни при чем. Эту работу проделала река. Год за годом Амур в течение многих тысячелетий смещался вправо, размывая и унося во взвешенном состоянии то, что слагало берег. В образовавшемся обрыве высотой около 40 метров вскрываются древние геологические пласты, в которых записана история далекого прошлого Амура.

И это действительно так. Ученые, изучавшие отложения Сарапульского разреза, установили, что в обрыве на поверхность выходят разновозрастные пласты. Они состоят из осадков, накопившихся за последние несколько миллионов лет.

В нижней части разреза залегают базальты – породы вулканического происхождения. Это значит, что очень давно огненные потоки жидкой лавы растекались от вершин невысоких пологосклонных вулканов и заполняли пониженные места, широкими языками спускались к Амуру. Можно представить себе как обвалившиеся в воду куски расплавленной лавы с шипением упорно теснили реку, поднимая высоко в небо столбы пара кипящей амурской воды. Но напрасно. Перегородить такой большой поток оказалось не под силу даже грозным и мощным вулканическим процессам. Об их безуспешной попытке и напоминают теперь эти разрушенные временем вулканические породы.

Затем речные и озерные осадки слой за слоем накапливались на базальтах. В каждом слое отлагались не только песок, глина или каменистые обломки пород. Вместе с ними в толще отложений захоранивались мельчайшие организмы – диатомовые водоросли, видимые лишь под микроскопом, а также споры и пыльца растений, обломки древесины, угольки и разнообразные следы былой жизни на этой территории. По ним определяют, сколько лет назад образовался слой, какие в то время по берегам реки росли деревья, кустарники и травы. Анализируя эти данные, ученые устанавливают, какой был тогда климат, сколько выпадало осадков, куда текли реки, где накапливались отложения песка, глины, камней. Ведь в них могут быть различные полезные ископаемые – уголь, золото, строительные материалы.

Изучая отложения Сарапульского разреза, удалось выяснить, что на Амуре, как и в других местах Земли, холодные эпохи чередовались с теплыми, изменялся растительный и животный мир. Эти знания помогли представить картину далекого прошлого Приамурья и понять, почему здесь образовались современные ландшафты.

Этот белый обрыв, носивший в XIX веке название стены Уксеми, не зарастает потому, что река размывает его основание и все новые и новые блоки грунта обрушиваются в воду, обновляя постоянно уступ. По краям обрыва, где размыв берега не такой сильный, большие оползни теснятся вдоль берега в виде сползших блоков размерами в десятки метров. В узких глубоких оврагах, расположенных между ними, в дождь бурлят мутные потоки, внося свой вклад в разрушение высокого берегового уступа.

Нигде на Нижнем Амуре нет больше таких высоких берегов, сложенных слоистыми осадками разного возраста и эффектным амфитеатром обрамляющих излучину реки.

 

Нергенский утес

Нергенский утес расположен на правом берегу реки Амур в двух километрах к западу от нанайского селения Верхний Нерген. Он протягивается от реки Амур вдоль протоки к озеру Калтахэвэн. Максимальная высота его достигает 80 метров. Сложен утес прочными песчаниками и алевролитами и образован вследствие эрозионных процессов реки Амур, всей своей мощью воздействующей на невысокий горный хребет, поднимающийся над окружающей плоской поверхностью Среднеамурской низменности.

Утес протягивается более чем на километр в виде высокой наклонной стены, постепенно снижающейся от Амура к озеру Калтахэвэн.

Крутые склоны утеса осложнены выступами разнообразных по форме и размерам скал, ложбинами, трещинами и расщелинами. Повсюду видны следы свежих обвалов и осыпей. Крупные камни, падающие с обрывистого склона, иногда скатываются на десятки метров от основания уступа.

Иногда с грохотом падает блок горной породы, дробящийся на сотни обломков разного размера, лежащих у подножья уступа до тех пор, пока весенний ледоход не растащит их вдоль берега.

Отвесный обрыв покоится на массивном скальном пьедестале, неровная поверхность которого уходит под урез воды местами вертикальным уступом.

Уровень затопления скал отмечен светло-серым тонким налетом на камнях, образованным осаждением мельчайших частиц глинистого материала, переносимого мутным потоком в паводок.

 

На обрывистых склонах почти нет растительности. Лишь на небольших площадках вдоль трещин иногда цепляются корнями за почвоподобную толщу рыхлых отложений редкие чахлые дубы и ильмы, существующие на грани выживания из-за ограниченности питания и влаги. Кое-где встречаются небольшие заросли низкорослого боярышника. Более распространенный травянистый покров представлен преимущественно полынью и очитками, среди которых нередко можно увидеть лук и красивые соцветия гвоздик.

Поверхность камней местами покрыта пленкой окислов железа и имеет коричневый цвет. Но наибольшую площадь занимают округлые пятна оранжевых и синевато-серых лишайников. На микроскопических по размерам горизонтальных площадках поселились жесткие щетинки темно-зеленых мхов.

 

Малмыжский утес

Широкая долина Амура в районе села Малмыж вдруг резко сужается до семи километров. С левого берега к реке подходит горный массив, выступающий в долину высоким Серебряным утесом. Склон его до самого основания зарос густым лесом. С правой стороны долины вдоль реки протягивается крутосклонный горный массив, также покрытый хорошим лесом. Этот массив заканчивается самым высоким и живописным утесом на Нижнем Амуре – Малмыжским. С его стометровой высоты открывается великолепный вид на долину Амура. С вершины не видно подножия утеса, и, кажется, что он нависает над огромным водным пространством реки. В хорошую погоду на горизонте просматривается самое большое в долине Амура озеро Болонь.

 

 

На крутых склонах в трещинах и на узких уступах поселилась скудная преимущественно сухолюбивая растительность – полынь, очитки, гвоздики и несколько видов мхов. В более крупных по размерам трещинах, поверхность которых покрыта осыпями, местами имеются миниатюрные наклонные площадки. На них растут небольшие клены, дубы и кедры, прочно охватив камни цепкими корнями. Это позволяет им успешно противостоять сильным ветрам, не только терзающим чахлые деревца, но и выдувающим из трещин незначительные скопления почвоподобных отложений.

 

Склон утеса, обращенный на юг, поражает разнообразием растительности. Здесь сохранился естественный уголок уссурийской тайги. Огромные вековые кедры соперничают по размерам с дубами, липами, ильмами, кленами, черными березами. Повсюду в этом лесу встречается орех маньчжурский с раскидистой пальмовидной кроной и пробковое дерево – бархат амурский. Среди кустарников обращают на себя внимание барбарис, боярышник и леспедеца. На осветленных местах под кронами деревьев господствуют лианы – виноград, лимонник, актинидия. Настоящий ботанический сад на небольшой площади.

С южной стороны утеса к его крутому склону примкнуло небольшое село Малмыж. Это место всегда привлекало к себе людей и следы их деятельности встречаются в окрестностях утеса с неолита. Оно имеет особый микроклимат, поскольку защищено от холодных северных ветров высокой горной грядой. Здесь в большом улусе во время своего сплава осенью 1651 года останавливался Е.П. Хабаров. В середине XIX века на этом же месте известный исследователь Амура Р. К. Маак изучал быт местных жителей.

 

Больбинский утес

Больбинский утес не выделяется среди других утесов ни высотой, ни причудливыми выступами скал, ни четкой границей с окружающей местностью.

В любое время года он выделяется своей пестрой окраской, поскольку на его склонах на небольшом пространстве сочетаются леса, луговые участки, оползни грунта и скалистые поверхности, покрытые разноцветными лишайниками.

 

Сам утес выступает далеко в русло Амура и, сопротивляясь потоку, все же постепенно уступает настойчивости реки. У подножья обрывистый уступ уходит под воду и лишь при малых уровнях в реке можно пройти вокруг него. В пятидесяти метрах от берега на дне Амура сохранился остаток разрушившейся части утеса – одинокий плоский камень, видный лишь при низких уровнях воды.

С верхней по течению стороны утеса слагающие его породы раздроблены тектоническими трещинами и легко разрушаются до состояния песка и глины, слои которых толстым плащом лежат на крутом склоне. Во время сильных ливней вся эта масса грунта становится тяжелой от дождевой воды и изредка срывается и сползает вниз вместе с растениями, открывая дневному свету хаотически неровную поверхность, окрашенную в желтый цвет.

Перед утесом широкой полосой протягивается галечно-песчаный пляж, в верхней части заросший высокой редкой травой. Повсюду хаотические нагромождения грунта в виде бугров и коротких гряд, словно здесь сотни землекопов искали под землей какие-то сокровища. Местами видны широкие желоба, заканчивающиеся нагромождения песка и гальки, что напоминает работу мощного бульдозера.

Эту грандиозную работу проделывают не люди, а огромные льдины, весной выползающие на берег, не вписываясь в плавную излучину реки.

 

Утес Аури

На правом берегу Амура недалеко от села Булава возвышается живописный утес Аури. Со стороны реки он похож на коническую гору с отвесным обрывом к воде. Утес сложен очень прочными изверженными горными породами. Крутопадающие тектонические трещины разделяют единый массив на отдельные прилегающие друг к другу пластины. У основания утеса около трещин имеются небольшие осыпи. Вершина утеса состоит из нескольких разделенных глубокими желобами выступов, каждый из которых похож на останец.

Утес обрывается прямо в воду, и обойти его вдоль берега пешком невозможно. Во время ледохода огромные льдины с силой бьются о берег, оставляя на камнях борозды и царапины.

 

В летнее время днем скалы сильно нагреваются и в течение ночи медленно отдают тепло. Поэтому с солнечной стороны утеса создаются благоприятные условия для произрастания теплолюбивых видов растений. По трещинам и на узких каменистых площадках растут гвоздики, тимьян, полынь, лук и белые маки – типичные степные виды растений. Ни сильные ветры, ни недостаток влаги и питательных веществ не препятствуют ежегодному появлению нежных хрупких растений, успешно сопротивляющихся всем невзгодам природы.

Скалистые поверхности утеса почти повсюду покрыты лишайниками сизого или светло-коричневого цвета, придающими ему пеструю раскраску. Они разъедают прочные камни и мало-помалу разрушают их. Но высокая устойчивость пород позволяет противостоять не только агрессивным растениям, но и ветру, колебаниям температур, морозам, дождям.

Подняться на вершину легко по протяженному южному склону. Верхняя точка манит к себе и кажется, что на вершине можно увидеть что-то необычное и особенное. И действительно, большая неожиданность встречает человека здесь. На пологом противоположном склоне утеса, обращенном на северо-восток, всего в нескольких метрах от южных ландшафтов господствуют густые заросли рододендрона с редкими лиственницами и березами, напоминающие суровую северную тайгу.

С вершины утеса открывается великолепный вид на долину Амура. Река просматривается на десятки километров вверх и вниз по течению, теряясь на горизонте в легкой воздушной вуали, пропитанной водяными парами.

 

Тырский утес

Все шире и полноводней становится Амур при приближении к морю. Кажется, что уже ничто не может встать на пути мощного потока. Однако это не так. На правом берегу Амура почти напротив устья Амгуни возвышается отвесный уступ, обрывающийся прямо в воду. Издали он едва выделяется на фоне окружающих сопок. Но чем ближе подплываешь к нему, тем больше он привлекает к себе внимание. Уступ далеко вдается в реку и частично ее перегораживает. Много тысячелетий стоит он стеной, не поддаваясь натиску Амура. Ветер, снег, лед, дождь и другие стихии помогают реке, но время бессильно перед каменной преградой. Древние вулканические породы, слагающие уступ, хотя и разбиты трещинами и бороздами, но еще прочны и массивны.

Здесь находится одно из самых замечательных мест всего Амура. В нижнем течении реки нет более узкого русла, где от берега до берега всего около 900 метров. Тут же и самое глубокое место Амура. У подножия утеса раскинулся обширный плес. Его дно высверлено мощным течением. Как будто Амур стремится подкопать утес снизу и свалить его в воду. Но крепок уступ и вечная борьба воды и камня будет продолжаться еще очень долго, пока водный поток не отступится и не отойдет в другую сторону. Глубина реки здесь больше, чем в некоторых морях. В зависимости от уровня воды она изменяется от 54 до почти 60 метров. А дно реки расположено значительно ниже уровня моря. Однако морская вода сюда никогда не проникает. Ее не пускает мощное течение Амура.

Тырский утес интересен своими историческими событиями. Еще в 1701 году Семеном Ремизовым был составлен атлас Сибири. На карте, изображавшей низовья Амура, им была помещена непонятная для нас надпись: «До сего места царь Александр Македонский доходил и ружье спрятал и колокол оставил».

Появилась эта надпись на карте потому, что в 1655 году русские казаки обнаружили на Тырском утесе остатки какого-то сооружения и каменные колонны с надписями. Казаки сообщали тогда, что на утесе они видели китайский колокол массой более 21 пуда. Они то и были приняты потом за конечный пункт походов Александра Македонского.

Храм, два памятника с надписями и две колонны были поставлены у самого обрыва маньчжурскими солдатами, совершившими в 1413 и 1432 годах продолжительные военные экспедиции в низовья Амура. Надписи означали, что буддийский храм Вечного Спокойствия был посвящен божеству милосердия, а памятники поставлены на вечные времена. Местные жители, как было отмечено, получили подарки и угощения. Со временем храм разрушился и лишь обломки толстой черепицы, которую и сейчас можно найти на вершине утеса, указывают место, где он когда-то стоял.

У подножья утеса капитан Г.И. Невельской принимал местное население в российское подданство, заявив добравшимся до этих мест маньчжурским купцам о принадлежности приамурских земель России.

Русские переселенцы в середине XIX века сбросили каменные памятники и колонны в Амур, где они, вероятно, лежат и по сей день, засыпанные песком. Куда подевался колокол, если он, конечно, был здесь, – неизвестно. Может быть, тоже покоится на амурском дне.

Сейчас на этом высоком берегу Амура тоже есть памятник – старинная пушка. С реки она кажется небольшим темным пятном и не придает грозный вид Тырскому утесу, величие и спокойствие которого в течение многих столетий притягивало к нему самых разных людей – с эпохи палеолита и до наших дней.

 

Автор фото: Алексей Николаевич Махинов.

Просмотров: 1988